Александр Мельман: Осетрина второй свежести

Александр Мельман: Осетрина второй свежести

«Ничего не будет: ни кино, ни театра, ни книг — одно сплошное телевидение», — говорил телеоператор Рудик в фильме «Москва слезам не верит». Неправ оказался «пророк», не понял юмора и конъюнктуры. Кино — пожалуйста, театр — полные залы, книги пока еще есть, а вот ТВ… Это большой вопрос

ТВ правит миром, бесспорно. Так еще было совсем недавно. Но что-то происходит неуловимое, недостижимое, исчезающее. Телевизор как-то вдруг в одночасье стал просто ящиком в прямом уже смысле этого слова. И перспективы его весьма туманны.

Да, телевизор в России больше, чем телевизор. Его значение в управлении страной, в единстве этой страны бесценно. Его пропаганда бьет наотмашь и почти не промахивается. Его развлекаловка по-прежнему любима зрителем, и она тоже объединяет страну, хотя довольно своеобразно. Все направлено на Его Величество Зрителя, только бы он не отрывался от голубого экрана.

Но ведь отрывается, черт его возьми! Понимает, что ТВ становится осетриной второй свежести, которой в принципе не бывает. Телевизор опаздывает, врет, развращает, превращает… Превращает благодарного зрителя в нечто аморфное, амебное, падкое на лесть, желтизну и ужастик.

Хочет ли зритель уважать сам себя? Пока, кажется, не очень, потому как этот самый экран — отличное кривое зеркало для зрителя. Единственная работа, которую он делает, — щелкает пультом, больше ничего. Уже не нужно думать, выбирать, читать. Нет желания просвещаться, узнавать новое — сиди и смотри.

Но Интернет — это уже и в России звучит гордо. Конечно, там много мусора, откровенной дряни, порнушки. Вопрос целеполагания, только и всего. Просто если ты уважаешь себя, то и Интернет будет уважать тебя тоже. И тогда в Сети ты найдешь так необходимое тебе разумное, доброе, вечное — те самые новые знания, в которых во многом и заключен смысл жизни.

Телевизор и в рейтинговом смысле (в процентах, в миллионах) уже начинает проигрывать Интернету. Отдельные Youtubе-каналы отдельных товарищей собирают в абсолютном выражении больше, чем допотопный ящик. Так бывает — просто ящик надоел. Перекормил, переборщил, пере…

Аудитория ящика стремительно стареет и становится все более женственной. Слабый пол, не обижайтесь, вы, конечно же, умнее и лучше всех этих волосатых самцов, принимающих решения, но с фактами не поспоришь. Сейчас телевизор смотрят тетеньки, потом бабушки, прабабушки, а дальше…

Во многих семьях теперь нет телевизора как класса, он даже не нужен в виде подставки. Это «закат Европы», не меньше, революция с приставкой «контр». Пафосные, надутые ведущие вскорости сдуются, как воздушный шарик, как крошка Цахес. Уже сдуваются.

Но они поборются еще, конечно, отсталые силы. За себя, любимых, и за нас. Только время течет мимо эфира не останавливаясь. Оно идет, бежит, летит, не оглядываясь на ретроградов. Кто не успел, тот опоздал. Хотя я все еще очень люблю телевизор. По старинке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *